В начало сайта Поиск по сайту Обратная связь
Об адвокате
Практика
Цены на услуги
Персональные программы
Публикации
Контакты


Новости

08.02.2005

Обновление информации на сайте ...
 

20.03.2004

Добро пожаловать на сайт! ...
 
Архив новостей


Публикации « 

Публикации

 
 

Обязательность судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних

Адвокатская деятельность предполагает при защите прав и интересов несовершеннолетних учитывать и использовать ряд, регламентируемых законом, особенностей. Следует при этом исходить из того, что часть этих особенностей предусмотрена действующим уголовно-процессуальным законодательством РФ, а часть международно - правовыми стандартами, являющимися в силу положений ч.4 ст.15 Конституции РФ и ч.3 ст.1 УПК РФ составной частью законодательства РФ регулирующего уголовное судопроизводство, но на практике таковыми не признаваемыми подавляющим числом работников правоохранительной системы.

К сожалению, менталитет большинства сотрудников правоохранительной системы таков, что не только международно-правовые стандарты, являющиеся по уголовно-процессуальному закону РФ ее составной частью, но и нормы других равноценных и даже имеющих большую юридическую силу, по времени их издания законов, не нашедшие отражения в УПК РФ, игнорируются указанными работниками, как нечто само собой разумеющееся и "живущее отдельно".

Между тем, такая практика, будучи априори незаконной наиболее неблагоприятно сказывается (отражается) на расследовании и рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних. Ведь законодатель не случайно специально предусмотрел особенности расследования и рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних, в т.ч. и не случайно признал международно-правовые стандарты составной частью УПК РФ.

Психофизиологические особенности несовершеннолетнего периода развития человека признаны как отечественными, так и зарубежными психологами, а вслед за ними и законодателями многих стран.

"Никто из нас, - отмечает Дубинин Н.П.,- не может освободиться от генетической информации, полученной от родителей:Нельзя забывать, что каждый человек, располагает уникальной генетической информацией, обладает своей нормой реакции, т.е. единственным в своем роде личным способом реагировать на социальные и физические влияния среды".

К сожалению, как представляется, ряд положений УПК РФ об особенностях расследования и рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних толкуются практическими работниками судебно-следственных органов упрощенно и в ущерб правосудию и цели предупреждения преступности и ее рецидива в подростковом возрасте.

Так, практика показывает, что практические работники судов и следственных органов рассматривают вопросы назначение и проведение психологической экспертизы в отношении несовершеннолетних не своей обязанностью по закону, а вопросом, зависящим от их усмотрения. Как представляется, зачастую это приводит к тому, что они, по существу, превышают свои полномочия и вмешиваются в область специалистов - психологов, коими они не являются.

Психологическая экспертиза, в последнее время, все чаще внедряется в практику деятельности правоохранительных органов и имеет существенное значение для решения задач, стоящих перед уголовно-процессуальным законодательством. Поскольку работа адвокатов непосредственно связана с установлением объективной истины по каждому уголовному делу, необходимо знать основные направления этой экспертизы применительно к повседневной деятельности адвокатов и задач стоящих перед ними.

Как известно ст.7 Закона РФ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" обязывает защитников "честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами"; "постоянно совершенствовать свои знания и повышать свою квалификацию"; "соблюдать кодекс профессиональной этики адвокатов".

Такими средствами нередко бывают и те, которые устанавливаются путем проведения различного рода экспертиз, которые в соответствие со ст.ст.74,80 УПК РФ являются самостоятельным средством доказывания.

Закон (ст.196 УПК РФ) предусматривает случаи обязательного назначения и проведения экспертиз, в том числе для установления:

  1. причины смерти;
  2. характера и степени вреда, причиненного здоровью;
  3. психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;
  4. психического или физического состояния потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
  5. возраста подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

Таким образом, закон (ст.196 УПК РФ) предусматривает обязательное назначение и проведение следующих видов экспертиз:

  • судебно-медицинской
  • судебно-психиатрической
  • судебно-психологической

На первый взгляд, судебно-психологическая экспертиза, как обязательный вид экспертизы в этой норме указан, только в отношении лиц, "не способных самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве" и "потерпевших, не способных правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела и давать показания", чем, на наш взгляд, необоснованно пользуются следственно-судебные работники при отказе в назначении этого вида экспертизы в отношении несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых. Однако, как известно, закон следует толковать в системной связи, составляющих его норм, а не в искусственном отрыве их друг от друга.

При таком, как представляется, единственно правильном подходе к толкованию уголовно-процессуального законодательства РФ следует признать, что действующий УПК РФ предусматривает и обязательное назначение и проведение судебно-психологической (или комплексной психолого-психиатрической) экспертизы несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых (а нередко и несовершеннолетних свидетелей и потерпевших).

Вывод об этом основан на следующем анализе п.2 ч.1 ст.51 и Главы 50 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних.

Признание самим законодателем необходимости обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве, если "подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним" по существу означает признание законодателем факта того, что несовершеннолетний не способен самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве", что и является в соответствие с п.3 ст.196 УПК РФ основанием обязательного назначения судебно-психологической экспертизы несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.

В ч.2 ст.420 УПК РФ прямо предписано, что производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями 2 и 3 Кодекса, "с изъятиями, предусмотренными настоящей главой".

Общий порядок, установленный частями 2 и 3 Кодекса, как известно, включает и ст.196 УПК РФ об обязательном назначении и проведении экспертизы. Изъятия же, предусмотренные главой 50 УПК РФ заключаются в следующем.

Статья 421 УПК РФ предписывает необходимость доказывания при предварительном расследовании и судебном разбирательстве по данной категории лиц, помимо обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ также:

  • п.2 - "условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности";

Часть 2 этой нормы устанавливает: "При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливаются также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими".

Очередное важное изъятие из общих правил предусмотрено в ч.3 ст.425 УПК РФ, согласно которой:

"В допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, не достигшего возраста 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно" (выделено мной - А.Р.).

Часть 6 этой нормы распространяет порядок установленный ч.ч.1,2,3 и 5 и на допрос несовершеннолетнего подсудимого. Важным изъятием из общего правила является и ч.3 ст.426 УПК РФ, согласно которой:

"Прокурор, следователь, дознаватель вправе по окончании предварительного расследования вынести постановление о непредъявлении несовершеннолетнему обвиняемому для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые "могут оказать на него отрицательное воздействие". (?)

Признать совершенными эти нормы УПК РФ в отношении несовершеннолетних не приходится, но, тем не менее, они ставят перед правоприменителями многочисленные важные вопросы, от правильного ответа на которые зависят судьбы многочисленных несовершеннолетних, вовлеченных в орбиту уголовного судопроизводства.

Кто и как по мысли законодателя определяет и устанавливает :

  • "уровень психического развития и иные особенности личности несовершеннолетнего"?
  • "данные об отставании несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством"?
  • "мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими"?

На практике определение и решение этих важных для судеб подростков вопросов присвоили себе работники правоохранительных органов и, как правило, они определяют назначать или не назначать судебно-психологическую экспертизу несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, приглашать или нет психолога для участия в допросе несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого (впрочем, как и несовершеннолетнего свидетеля, потерпевшего).

Такую практику, как представляется, своевольного и необоснованного присвоения себе функций специалиста-психолога (психиатра) в уголовном судопроизводстве, повсеместно допускаемую сотрудниками правоохранительных органов, в т.ч. и судебными работниками, следует признать порочной и не основанной на вышеупомянутых нормах УПК РФ.

Дознаватель, следователь, прокурор и судья (впрочем, как и адвокат) не являются специалистами в области психологии личности и не вправе сами определять "уровень психического развития несовершеннолетнего", наличие или отсутствие "отставания в психическом развитии несовершеннолетнего, не связанном с психическим расстройством", как и само наличие или отсутствие "психического расстройства", способность несовершеннолетних "в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими", предусмотренные в ст.ст.421, 425 УПК РФ, как и не являются специалистами способными определять "отрицательное воздействие" тех или иных материалов дела на несовершеннолетнего, предусмотренное ч.3 ст.426 УПК РФ.

А это, как представляется, означает, что истинный смысл законодательных предписаний, изложенных в указанных уголовно-процессуальных нормах, заключается в том, что судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, свидетелей, потерпевших является обязательной по всем уголовным делам несовершеннолетних.

Представляется неудачной и не отвечающей потребностям уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних альтернатива законодателя в упомянутых нормах УПК РФ об обязательном участии при допросе несовершеннолетних "педагога или психолога".

Они не являются ни равнозначными, ни взаимозаменяемыми специалистами для целей уголовного судопроизводства и как справедливо отмечается в психологической литературе, для этих целей нужны специалисты с базовым психологическим (а не педагогическим) образованием и только в области психологии личности.

Иначе, как можно, выполнить требования законодателя об обязательном участии психолога при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, предусмотренные в ч.3 ст.425 УПК РФ "страдающего отставанием в психическом развитии" без привлечения к участию специалиста-психолога, который и может определить страдает или нет отставанием в психическом развитии данный подросток? Может ли и правомочен ли по закону сам следователь (дознаватель, прокурор, судья) определять страдает или нет данный несовершеннолетний "отставанием в психическом развитии"? Является ли отсутствие в материалах дела данных о психологическом и психическом развитии и состоянии несовершеннолетнего доказательством того, что он не страдает "отставанием в психическом развитии"? Является ли отсутствие данных о состоянии подростка на учете в Психо-Неврологическом Диспансере (ПНД) доказательством того, что он не страдает отставанием в психическом развитии? Конечно же, нет. Отсутствие таких данных в материалах дела может быть результатом самых разнообразных причин:

  • не истребованием их лицом расследующим дело;
  • объективным отсутствием таких данных в соответствующих учреждениях, в связи с необращением подростка за помощью;
  • несвоевременной диагностикой такого состояния подростка в силу различных причин и другие.

В любом случае, лица, производящие расследование и рассмотрение уголовных дел в отношении несовершеннолетних правонарушителей по действующему законодательству не являются лицами, уполномоченными законом на определение состояния "отставания подростка в психическом развитии и связанности этого с психическими расстройствами". А поскольку они не являются таковыми по закону, то, как представляется, не от их усмотрения должно зависеть приглашать или нет психолога на допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и назначение судебно-психологической экспертизы.

Как представляется, дополнительные гарантии особого порядка расследования и рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних правонарушителей, введенные новым УПК РФ предполагают обязательное назначение судебно-психологической экспертизы в отношении всех несовершеннолетних правонарушителей, попавших в сферу интересов правоохранительных органов. Иное понимание закона свидетельствовало бы о, якобы, поручении законодателем следственно-судебным работникам функций психологов и психиатров, что не имеет места на самом деле.

О необходимости такого понимания норм УПК РФ в отношении несовершеннолетних свидетельствует и ч.3 ст.27 УПК РФ, регламентирующая вопросы прекращения уголовного преследования несовершеннолетних, в случаях, когда последний "вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом".

Более чем очевидно, что выявление вопросов отставания в психическом развитии, наличия или отсутствия психических расстройств, меры осознания фактического характера и общественной опасности деяния, меры руководства своими действиями, относятся к компетенции специалистов в области психологии личности и психиатрии, без которых, как представляется, участники уголовного судопроизводства не вправе делать свои выводы по данным вопросам.

М.М. Коченовым в работе "Введение в судебно-психологическую экспертизу", основные положения которой легли в основу рекомендаций для практических работников органов следствия в книге "Руководство для следователей" приводится справедливое замечание А.С. Экмекчи: ":замена квалифицированного судебного эксперта-психолога рассуждениями суда (читай: дознавателя, следователя, прокурора - А.Р.) по вопросам психологии является неквалифицированной, что может повести и зачастую ведет к полностью или частично неправильным выводам".

Эксперты-психологи рекомендуют проводить СПЭ несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых на ранних этапах следствия, т.к. экспертное исследование имеет важное значение, не только для установления истины, но и для оптимизации самого судебно-следственного процесса. Перед психологом стоит задача помочь следователю установить психологический контакт с подростком. Трудности установления такого контакта обусловлены рядом причин: это страх уголовного наказания; заинтересованность подростка и его родственников в положительном исходе дела; индивидуально-психологические особенности подростка.

По утверждению психологов "в ходе допроса широко проявляется вся гамма, как негативных, так и позитивных особенностей личности подростка (такие, как импульсивность или заторможенность, гиперактивность или пассивность, высокая аффективная напряженность или расслабленность, эгоцентризм или альтруизм и др.) Следует также учитывать, что нередко допрашивающие лица-следователи - видоизменяют продукты речи подростков, которыми давались показания, что на наш взгляд, затрудняет последующий психологический анализ личностных особенностей подростков. Отдельные подростки, неправильно понимая чувство дружбы, товарищества, скрывают активных соучастников преступления, и берут всю ответственность за совершение преступления на себя. Это может быть связано и с чрезмерным "чувством взрослости", "неадекватной самооценкой", боязнью прослыть "слабаком" и пр. Особое значение приобретает умение следователя вступить в психологический контакт с допрашиваемым. Он выбирает различные темы для беседы с подростком, задает ему вопросы, не имеющие значения для существа дела; как правило, они касаются биографии подростка и его увлечений, интересов. Это очень важная стадия в процессе допроса.

Важным является при беседе анализ мимики и жестов подследственного. Необходимо обязательно учитывать степень осознания содеянного, степень психического стресса, особенности проявления психологической защиты личности подследственного.

Установление этих важных обстоятельств, предусмотренных главой 50 УПК РФ без обязательного участия специалиста-психолога в области психологии личности невозможно.

К сожалению, уровень квалификации основной массы следственно-судебных работников нашей страны, расследующих и рассматривающих уголовные дела в отношении несовершеннолетних, далек от обязательных и для нашей страны требований международных стандартов и, в частности, п.6.3 Пекинских правил, согласно которым: "Лица, использующие дискреционные полномочия, должны обладать соответствующей квалификацией или подготовкой для их благоразумного применения в соответствии со своими функциями и полномочиями".

Важность этого постулата высказывалась задолго до принятия Пекинских правил нашими отечественными исследователями:

"Психологическая компетентность судебно-следственных работников помогает "предотвратить чреватые иногда тяжелыми последствиями ошибки, которые могут возникнуть при суждении о человеческих поступках вследствие недоучета психологических моментов" (Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Изд.2-е М.,1946, с.26).

И.С.Барышев (Взгляд на науку уголовного законоведения) писал, если судья не знает психологии, то это будет "суд не над живыми существами, а над трупами" (по книге М.И. Еникеев, Учебник, Общая, социальная и юридическая психология, 5-е издание, С-П, 2003г., стр.20).

К задачам судебно-психологической экспертизы российскими психологами отнесены:

1) Установление способности психически здоровых обвиняемых, свидетелей и потерпевших воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них правильные показания.

Поводами для назначения в этих случаях психологической экспертизы могут служить данные: о малолетнем возрасте, низком уровне интеллектуального развития, недостаточном овладении активной речью, характерологических особенностях соответствующего лица, условия восприятия (быстротечность событий, множественность раздражителей одновременно воздействующих на субъект, состояние психической напряженности в момент восприятия и др.); несоответствие показаний определенного лица другим материалам дела (некоторые люди, преимущественно дети и подростки, обладают особой формой памяти - эйдетической, которая позволяет им с абсолютной точностью воспроизводить воспринятую ранее информацию, вследствие чего их показания могут вызвать недоверие в силу исключительной детализированности).

При объективной, вытекающей из дела необходимости, постановка адвокатами вопроса о необходимости назначения и проведения психологической экспертизы в вышеназванных случаях, рекомендуются следующие вопросы:

  1. учитывая индивидуальные и возрастные особенности испытуемого и конкретные условия, в которых происходило событие, (следует указать какое) мог ли испытуемый правильно воспринимать важные для дела обстоятельства (указать какие) ?
  2. учитывая психическое состояние испытуемого в момент восприятия мог ли он правильно воспринимать важные для дела обстоятельства (указать какие) ?
  3. обладает ли испытуемый абсолютной чувствительностью зрительного, слухового (или иного, в зависимости от обстоятельств дела) анализатора, достаточной для восприятия раздражителя (указать какого) ?
  4. имеются ли у испытуемого признаки повышенной склонности к фантазированию
  5. имеются ли у испытуемого признаки повышенной внушаемости ?
  6. имеются ли у испытуемого признаки эйдетической памяти ?

Перечень предложенных вопросов - не исчерпывающий и по каждому конкретному делу зависит от обстоятельств подлежащих выяснению и экспертной оценки.

2) Установление способности психически здоровых потерпевший по делам об изнасиловании правильно понимать характер и значение совершаемых с ними действий и оказывать сопротивление виновному.

Поводами для назначения психологической экспертизы в указанных случаях, как правило, являются: данные о пассивном поведении субъекта в определенной ситуации; отсутствие глубоких эмоциональных реакций на случившееся; сведения о некоторых характерологических особенностях (вялость, пониженная активность, неуверенность в себе, застенчивость, замкнутость и пр.) или о неблагоприятных условиях общего воспитания (систематическое подавление родителями самостоятельности ребенка, излишнее ограждение от трудностей) и недостатках полового воспитания в семье и в школе.

Рекомендуются следующие вопросы для постановки перед экспертами:

  1. Имеются ли у испытуемой индивидуально-психологические особенности (например, не связанные с психическими заболеваниями отставание в психическом развитии, характерологические черты, свойства эмоционально-волевой сферы), которые могли существенно повлиять на ее поведение в исследуемой ситуации ?
  2. Учитывая индивидуально-психологические особенности испытуемой и содержание исследуемой ситуации, могла ли испытуемая понимать характер и значение совершаемых с нею действий ?
  3. Учитывая индивидуально-психологические особенности испытуемой и содержание исследуемой ситуации, могла ли испытуемая оказывать сопротивление ?

В литературе описан случай, когда некий П. в состоянии опьянения встретил на улице 14-летнюю В., достал из кармана нож и, угрожая им, заставил ее следовать за собой. По дороге, когда появлялись встречные прохожие, П. вновь доставал нож и угрожал потерпевшей убийством, если она попробует позвать на помощь. Обвиняемый привел В. к себе домой, где находились его отец и мать. Однако он пригрозил, что любая попытка обратиться к ним "кончится для нее плохо". Он привел В. в свою комнату, предложил ей сесть на диван, пошел на кухню, приготовил чай и напоил им потерпевшую. После этого он совершил с В. насильственный половой акт. В. в течение нескольких часов находилась в доме обвиняемого, никакого активного сопротивления ему не оказывала, за помощью не обращалась. Следователь назначил судебно-психологическую экспертизу, поставил на ее разрешение следующий вопрос: "учитывая индивидуально-психологические особенности В., эмоциональное состояние во время совершения с ней указанных действий, содержание сложившейся ситуации, могла ли она оказать сопротивление обвиняемому?". В распоряжение эксперта были представлены материалы дела, содержащие в частности показания родителей, учителей, школьных подруг потерпевшей, характеристики. Эксперт также беседовал с ее родителями, учителями. В экспертном заключении говорилось, что сложившуюся ситуацию несовершеннолетняя потерпевшая воспринимала как реальную угрозу для своей жизни. Недостаток жизненного опыта, несложившийся характер, пассивность, ослабленность волевых процессов, недостаточно развитые самостоятельность и активность мышления, состояние очень сильного испуга и растерянности - все это еще более усугубляло для потерпевшей сложившуюся ситуацию, делало для нее невозможным активное сопротивление. С учетом индивидуально-психологических особенностей В., ее эмоционального состояния во время совершаемых с нею действий и сложившейся ситуации она не могла оказывать сопротивление.

3) Установление способности отстающих в психическом развитии несовершеннолетних обвиняемых полностью сознавать значение своих действий и определение степени их способности руководить своими действиями.

На возможность отставания в развитии психически здорового подростка могут указывать данные:

  • о его педагогической запущенности;
  • "детскости" поведения;
  • легкомысленном отношении к своим противоправным действиям;
  • несоразмерность объективного содержания поведения субъективно преследуемыми подростком целями;
  • свидетельские показания, говорящие о заметном отличии от основной массы сверстников и др.

Рекомендуемые для постановки перед экспертизой вопросы:

  1. Имеются ли у несовершеннолетнего признаки не связанного с психическими заболеваниями отставания в психическом развитии, и, если имеются, в чем они конкретно выражаются ?
  2. Учитывая состояние психического развития несовершеннолетнего мог ли он полностью сознавать значение своих действий ?
  3. Учитывая состояние психического развития несовершеннолетнего в какой мере он мог руководить своими действиями ?

Эти вопросы прямо вытекают из постановления Пленума Верховного Суда РФ №7 от 14 февраля 2000г. "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних", которое нацеливает экспертов-психологов на дифференциально-экспертную оценку способности подростков сознавать значение своих действий и руководить ими. Следуя этому постановлению Пленума, эксперт-психолог может, например, сделать вывод, что подросток "мог сознавать значение своих действий, но не полностью", "был способен руководить своими действиями, но не в полной мере" и т.д., что имеет существенное значение, во всяком случае, для назначения целесообразной и соразмерной меры наказания.

С другой стороны, психологическая экспертиза в отличие от психиатрической позволяет пользоваться не жесткой формулой: вменяем -невменяем, а дать более тонкое и объективное определение степени способности подростка осознавать значение свои

Для того, чтобы адвокат мог активно участвовать в решении вопросов назначения и проведения, необходимых по делу судебных экспертиз и, в частности, судебно-психологической экспертизы, чтобы он мог реально представлять себе современные возможности судебно-психологической экспертизы он должен знать о новейших достижениях в данной области научных знаний, о новых методах судебной экспертизы, знать систему государственных экспертных учреждений, научно-исследовательских институтов, не входящих в систему государственной экспертизы, для того, чтобы грамотно и аргументировано ставить вопрос о необходимости назначения и проведения данного вида экспертиз. Специальные знания в этой области, необходимы адвокату и для адекватного понимания заключений эксперта, сделанных им выводов, оценки методов исследования, научности данного заключения и его доказательственной значимости.

Все это свидетельствует о том, что профессионально необходимыми качествами адвоката должны быть в нынешних условиях: эрудиция, широкий кругозор, научная любознательность, чувство ответственности за каждое проводимое дело.

Адвокат
Адвокатской консультации №63
Межреспубликанской коллегии адвокатов

Р.Г.Амбарцумов

 
Наверх Версия для печати
129366, Россия, г.Москва,
проспект Мира 150, г-ца "Космос", оф. 0564
тел. (095) 234-11-72, 748-97-65
Разработка сайта
Студия ДИСАЙН.РУ
Об адвокатеПрактикаЦены на услугиПерсональные программыПубликацииКонтакты